vchernik (vchernik) wrote in 2academy,
vchernik
vchernik
2academy

Category:

Стивен Пинкер "Ангелы нашей природы: почему уменьшается уровень агрессии и насилия в обществе"

Вот здесь надыбал пересказ книги, но только для зарегистрированных пользователей и за деньги.

Steven Pinker
The Better Angels of Our Nature: Why Violence Has Declined
КОМУ ЧИТАТЬ
Читать всем, кто интересуется историей и философией, хочет понять современное общество и его перспективы, иметь представление о психологии человека, источниках агрессии и альтруизма.

АВТОР
Стивен Пинкер — когнитивный психолог, лингвист, специалист по эволюции языка и сознания, Гарвардский профессор, член Национальной академии наук. Автор восьми научно-популярных книг; из них пять посвящено психолингвистике и работе мозга; одна (The Sense of Style, 2014) представляет собой пособие по написанию нон-фикшн; две (The Better Angels of Our Nature, 2011 и Enlightment Now, 2018) описывают эволюцию человеческого общества и сознания.
На основе статистических данных автор доказывает, что насилие в современном мире идет на спад. «Долгий мир» после 1945 года, создание авторитетных международных организацией, разоружение Стивен Пинкер считает частью процесса, начавшегося в эпоху Просвещения, — осознанного продвижения к миру.
Вопреки расхожим представлениям о неизбежности конфликтов, циклах истории, которые непременно приведут к новой бойне, автор предлагает более сложный, обнадеживающий и вместе с тем ответственный взгляд на будущее.

ПОЧЕМУ НУЖНО ЧИТАТЬ ЭТУ КНИГУ
— Исследована огромная база данных о войнах, геноцидах, репрессиях, междоусобных разборках и убийствах за тысячи лет. Достоверный фактографический материал обеспечивает надежные выводы.
— Прослежена эволюция психологии: развитие самоконтроля, «второй природы», альтруизма и сотрудничества.
— Обсуждаются основополагающие идеи философов, искавших пути пацификации и прочного мира.
— Актуальное чтение для понимания современной ситуации и оценки различных прогнозов.


После этого нашёл пересказ отрывка из введения.

Стивен Пинкер, “Добрые ангелы человеческой природы”
Go to the profile of Peter Tanatarov
Peter Tanatarov
Aug 23, 2016

Пинкер меня не в первый раз удивляет. Не то чтобы я был о нем худшего мнения, но я обычно не ожидаю такого сильного впечатления от длинной нехудожественной книги.

Это местами подстрочник, местами пересказ отрывка из введения, из которого примерно понятно, о чем будет дальше. Я там время от времени начинал выделять каждый второй-третий абзац, и в результате получилось слишком много, чтобы я мог хотя бы выбрать, какие отрывки еще пересказать. Собственно идеи звучат довольно просто и очень странно, но собранные данные хороши и в большинстве длинных рассуждений я слабых звеньев не увидел.

“Эта книга — история о шести тенденциях, пяти демонах и четырех ангелах человеческой природы и пяти исторических процессах.

1) Шесть тенденций (главы 2–7).
Чтобы увязать многочисленные эпизоды, показывающие, как в жизни нашего вида стало меньше насилия, я объединяю их в шесть основных тенденций.

  • Первой из них, занявшей несколько тысячелетий, стал переход от анархического состояния охотников и собирателей, в котором наш вид провел большую часть своей эволюционной истории, к первым земледельческим цивилизациям с городами и правительствами, начавшийся примерно пять тысяч лет назад. С этим переходом связано снижение “естественного” количества постоянных набегов и усобиц между соседями и примерно пятикратное уменьшение количества насильственных смертей. Я называю этот переход процессом укрощения.

  • Второй переход занял более пятисот лет и лучше всего задокументирован в Европе. В период между Средневековьем и ХХ в. в европейских странах количество убийств сократилось в 10–50 раз. Социолог Норберт Элиас в своей книге “Процесс цивилизации” называет причиной этого удивительного сокращения объединение мелких феодальных территорий в крупные королевства с центральной властью и торговой инфраструктурой. Следом за ним я называю эту тенденцию процессом цивилизации.

  • Третья трансформация началась в 17–18 веках в эпоху Просвещения (хотя у нее были предшественники в классической Греции и в эпоху Ренессанса, а также параллели в других частях света). В это время появились первые организованные движения за отмену таких социально одобряемых форм насилия, как деспотизм, рабство, дуэли, пытки в судебных процессах, убийства по мотивам суеверий, жестокие наказания и жестокое обращение с животными. Историки иногда называют этот процесс Гуманитарной революцией.

  • Четвертый переход состоялся после конца Второй мировой войны. Две трети столетия спустя наблюдается исторически беспрецедентное положение: могущественные державы и вообще развитые государства перестали воевать между собой. Историки назвали это состояние Долгим миром.

  • Пятая тенденция тоже относится к вооруженным конфликтам, но проявляется не так заметно. Хотя читателям новостей должно быть трудно в это поверить, но после конца Холодной войны в 1989 количество организованных конфликтов всех видов: гражданских войн, геноцидов, репрессий в странах с автократическими режимами и террористических атак — сократилось по всему миру. Поскольку это новое положение дел еще не выглядит устойчивым, я буду называть его Новым миром.

  • Наконец, в послевоенную эпоху, начавшуюся с символического принятия Всеобщей Декларации прав человека, мы видим растущее противодействие агрессии в меньших масштабах, включая насилие против этнических меньшинств, женщин, детей, гомосексуалов и животных. Эти производные от идеи прав человека — гражданские права, права женщин, детей, ЛГБТ и животных — были установлены каскадом движений начиная с 1950-х до сегодняшнего дня, который я буду называть Революцией прав.


2) Пять демонов
Многие люди интуитивно представляют себе насилие в виде гидравлической системы: будто у людей есть внутреннее стремление к агрессии (инстинкт смерти или жажда крови), которое накапливается и которое время от времени нужно выпускать. Современная наука совершенно по-другому понимает психологию насилия: агрессия не может быть результатом одного стремления или нарастающего позыва; она может быть результатом нескольких психологических систем, которые отличаются по запускающим их внешним воздействиям, внутренней логике, нейробиологической основе и социальному распределению. Пять из них описаны в главе 8:

  • Хищническое или инструментальное насилие используется просто как средство достижения цели.

  • Доминирование — стремление к влиянию, престижу, славе и власти, которое может принимать формы от мачизма до борьбы за превосходство среди расовых, этнических, религиозных или государственных сообществ.

  • Месть — результат нравственного стремления к справедливости, требования расплаты и наказания.

  • Садизм — получение удовольствия от страдания другого.

  • Идеология — общая система убеждений, обычно включающая утопическое видение будущего, оправдывающее неограниченное насилие ради неограниченного блага.


3) Четыре добрых ангела (глава 9)
Люди по своей природе не добры (и не злы), но они наделены способностями, которые могут направить их от насилия к сотрудничеству и альтруизму:

  • Эмпатия дает нам возможность чувствовать чужую боль и учитывать чужие интересы, как свои.

  • Самоконтроль позволяет нам предвидеть последствия импульсивных действий и предупреждать их.

  • Нравственное чувство сакрализует множество норм и табу, которые регулируют взаимодествия людей внутри культуры, иногда уменьшая уровень насилия, но иногда увеличивая его.

  • Способность рассуждать позволяет нам освободиться от узости своей единственной точки зрения, рефлексировать о нашем образе жизни, придумать, как его улучшить, и эффективнее пользоваться возможностями остальных “ангелов” человеческой природы.


4) Пять исторических сил (глава 10):
В последней главе я постараюсь объединить психологию и историю и назвать внешние силы, которые дали преимущество нашей мирной стороне и обусловили понижение уровня насилия.

  • Левиафан — государство с судебной системой и монополией на законное применение силы — способно ослаблять искушение подданных применить насилие ради выгоды, сдерживать их стремления к мести и обходить их самооправдывающие предубеждения, из-за которых все считают, что правда на их стороне.

  • Коммерция — это игра с положительной суммой, в которой все участники могут быть в выигрыше; по мере того как технический прогресс позволяет обмен товарами и идеями на бóльших расстояниях и между бóльшим количеством участников, окружающие люди становятся ценнее живыми, чем мертвыми, и с меньшей вероятностью подвергаются демонизации и дегуманизации.

  • Феминизация — это процесс, в котором культуры постепенно признают ценность и интересы женщин. Поскольку насилие свойственно в большей мере мужчинам, культуры, в которых женщины имеют влияние, как правило, уходят от прославления насилия и в них не так часто возникают опасные субкультуры незанятых юношей.

  • Такие движущие силы космополитизма, как грамотность, возможность путешествовать и средства массовой информации, позволяют людям принимать точку зрения других, непохожих на них людей, и расширять свой круг эмпатии, чтобы включить их в него.

  • Наконец, постоянно расширяющееся применение знаний и рационального мышления к человеческой жизни — “эскалатор разума” — может помочь людям признать бессмысленность циклов насилия, ограничить предпочтение собственных интересов перед общими, и подойти к насилию как к проблеме, которую следует решить, а не как к состязанию, которое нужно выиграть.

* * *
Когда знаешь о том, что насилие отступает, мир выглядит по-другому. Прошлое кажется менее невинным, а настоящее — менее ужасным. Начинаешь ценить маленькие дары совместного существования в мире, которые нашим предкам показались бы утопией: люди разных рас могут быть одной семьей и вместе играть в общественном парке; комики могут отпускать шутки о главнокомандующих; государства находят способы спокойно отступить от эскалации конфликтов вместо развязывания войн. Я не хочу сказать, что это знание приводит к благодушию: мы сейчас живем в мире, потому что наши предшественники ужасались насилию в свое время и боролись против него, и нам так же следует бороться с тем насилием, которое остается в наше время. Именно признание, что уровень насилия падает, помогает понять, что эта борьба стоит усилий. До сих пор мы могли рассуждать о человеческой бесчеловечности в моральных категориях. Теперь, когда мы знаем, что она отступает под давлением каких-то факторов, мы можем размышлять о ней в категориях причины и следствия. Вместо вопроса “Почему люди воюют?” мы можем спросить “Почему люди живут в мире?”, и задуматься не только о том, что с нами не так, но и о том, что у нас получается хорошо. Потому что мы определенно что-то делаем правильно, и хорошо бы знать, что именно.”

* * *
The Better Angels of Our Nature, by Steven Pinker



Далее нашёл перевод рецензии философа и биоэтика из Принстонского университета Питера Зингера на книгу «Ангелы человеческой природы: О причинах спада насилия».


Книга Стивена Пинкера «Ангелы человеческой природы: О причинах спада насилия»
Saturday, 16 August 2014
Новое приобретение для моей библиотеки – книга гарвардского ученого Стивена Пинкера «Ангелы человеческой природы: О причинах спада насилия». Книга эта – выдающаяся по масштабу обсуждаемой проблемы и по силе выдвигаемых аргументов. На вопрос, стал ли наш мир на протяжении веков опаснее или безопаснее для жизни, Стивен Пинкер уверенно отвечает: мир стал гораздо безопаснее! В это иногда сложно поверить, читая сводки новостей или размышляя о кровавой истории 20-го века. Однако ответ Пинкера очень хорошо обоснован множеством статистических данных из самых неожиданных географических областей или исторических периодов. В то же время Пинкер не дает повода, что называется, расслабиться. Историческая тенденция на снижение насилия очевидна, но она не является гарантией, что завтра террористы не применят грязную атомную бомбу, или что глобальное изменение климата не вызовет межнациональные конфликты в борьбе за природные ресурсы. Тем не менее Пинкер достигает многого: он дает нам более чем достаточные причины для оптимизма в отношении человеческой природы. Просто эти причины, которые сами по себе очень важны, не являются основанием для того, чтобы человечество перестало пытаться делать этот мир более безопасным. Жизнь действительно становится лучше, но на этом нельзя успокаиваться.

Далее следует мой перевод рецензии философа и биоэтика из Принстонского университета Питера Зингера на книгу «Ангелы человеческой природы: О причинах спада насилия». Рецензент подробно обсуждает многие ее важные аргументы. Рецензия опубликована в газете «Нью-Йорк Таймз» 6-го октября 2011 года.


Стивен Пинкер, профессор психологии в Гарварде, известен нам в первую очередь как автор знаменитого труда «Язык как инстинкт». В своей новой книге «Ангелы человеческой природы: О причинах спада насилия» он пытается ответить на следующие важные вопросы, которые возникают по поводу траектории развития человеческой природы: По своей сути люди все-таки хороши или плохи? Наблюдаем ли мы в истории 20-го века подъем или развал морали? Имеем ли мы основания быть оптимистами по поводу будущего человечества?

В поисках ответов на эти вопросы Пинкер исследует данные из истории, психологии, когнитивных наук, экономики и социологии. Он также не боится заходить в такие философские глубины, как роль разума в этике, и могут ли, если не обращаться к религии, некоторые этические взгляды иметь логическое основание или нет.

Главный аргумент книги Пинкера состоит в том, что наша эпоха является гораздо менее жестокой, менее насильственной, и более мирной, чем любая другая предыдущая историческая эпоха. Насилие уменьшается на всех уровнях: в семьях, в городах, между нациями и государствами. Современники имеют гораздо меньше шансов умереть насильственной смертью или пострадать каким либо другим образом от насилия и жестокости, чем люди, жившие в предыдущие века.

Пинкер осознает, что многие его читатели отнесутся к этой мысли с глубоким скепсисом. Чтобы убедить их, он доказывает свои мысли в шести длинных главах (объем всей книги – свыше 800 страниц). Это может звучать для потенциального читателя как непреодолимое задание, но для всех, кому интересна эта тема, сообщаю, что материал изложен очень увлекательно. Пинкер хорошо чувствует читателя, и когда это необходимо, разбавляет академический по сути текст шуткой или ироническим комментарием.

Автор начинает свой труд с изучения причин смерти в разные века и среди разных народов. Некоторые данные основаны на исследованиях скелетов из различных археологических находок. Эти данные сообщают нам, что в доисторические времена 15% людей погибали от насильственной смерти. Подобные исследования современных или недавних первобытных обществ охотников-собирателей, сохранившихся в некоторых удаленных уголках Земли, поразительным образом подтверждают эти археологические данные. Другие исследования, которые были проведены в отношении сельскохозяйственных до-государственных обществ, дают даже больший процент уровня насилия! Что же касается древних обществ, которые имели государственность, то наибольший уровень насилия зафиксирован у ацтеков Мексики, где лишь 5% населения погибали насильственной смертью (были убиты другими людьми). Даже во время самых кровавых периодов европейской истории – в 17-ом и в первой половине 20-го века – количество насильственных смертей не превышало трех процентов населения. Эти данные подтверждают главную идею английского философа Томаса Гоббса о том, что без государства человеческая жизнь «ужасна, жестока и коротка». В государстве же, которое обладает монополией на применение насилия, человеческая жизнь становится гораздо более безопасной. Пинкер называет это явление «процессом пасификации».

В книге обсуждается не только относительное уменьшение количества убитых в военное время. Относительное количество жертв убийств в мирное время на протяжение веков снижается тоже. В таких первобытных племенах, как малайзийские семаи, кунги из Калахари или эскимосы из Арктики, которых исследователи обычно считают «мирными», количество убийств в отношении размера населения достигает уровня американского Детройта. В современной Европе шанс быть убитым сегодня в 10-15 раз меньше, чем 500 лет назад. В Америке этот уровень тоже резко упал за последние 2-3 века. В этом спаде Пинкер видит «процесс цивилизирования», который он заимствует у социолога Норберта Элиаса, который объясняет этот процесс консолидацией власти, принадлежавшей ранее феодалам, в руках государства, а также распространением коммерческих отношений. (В поддержку этого взгляда Пинкер доказывает, что по крайней мере частью причины, по которой количество убийств в южных американских штатах превышает количество убийств в северных штатах, состоит в том, что на юге до сих пор сильна «культура чести» и самозащиты в случаях, когда человек считает, что его обижают. Южане в этих случаях вряд ли примут монополию государства на применение силы. Статистика подтверждает этот аргумент, поскольку убийства на Юге чаще всего совершаются из-за ссор, нежели в результате вооруженного бандитского нападения. Эксперименты тоже свидетельствуют, что современные американские южане гораздо сильнее реагируют на оскорбления, чем жители северных штатов.)

Во времена Просвещения, в 17-18 веках в Европе и в странах под европейским влиянием произошла еще одна важная перемена. Люди стали с осуждение глядеть на те формы насилия, которые ранее считались приемлемыми: на рабство, пытки, дуэли, жестокие формы наказания. В те времена начали даже звучать голоса в защиту животных! Пинкер называет этот процесс «эволюцией гуманизма».

Если изучать относительно мирный период европейской истории после 1815 года, то первая половина 20-го века выглядит как беспрецедентное моральное падение. Но в 13 веке во времена жестокого монгольского завоевания было убито свыше 40-ка миллионов человек – не так уж далеко от 55 миллионов жертв Второй Мировой войны – в мире, где жила лишь седьмая часть населения середины 20-го века. Монголы убивали свои жерты также хладнокровно, как и нацисты, хотя в их распоряжении были лишь сабли и луки, в противоположность пушкам и газовым камерам. Историческая перспектива позволяет нам понять, что ужасные преступления Гитлера и Сталина были не таким уж и новым словом в развитии человеческой морали.


Картина с обложки: "Жертвоприношение Исаака",
Рембрандт, 1635

С 1945 года мы являемся свидетелями феномена, называемого «длительным миром». Вот уже почти 70 лет ведущие мировые державы и развитые нации не ведут войны друг против друга. С тех пор, как закончилась «холодная война», на планете установился «новый мир». Это, конечно, не абсолютный мир, но неоспорим спад всех видов организованных конфликтов, включая гражданские войны, геноцид, политические гонения и терроризм. Пинкер допускает, что те, кто внимательно следует за мировыми новостями, с трудом в это поверят, но, как всегда, его утверждения не голословны, а подтверждены статистикой.

Пинкер также обсуждает такую тенденцию, как «революция прав», то есть, отвращение человечества от насилия по отношению к этническим меньшинствам, женщинам, детям, людям с альтернативной сексуальной ориентацией, животным. «Революция прав» развивалась особенно активно последние 50 лет. Автор не считает, что движения в защиту этих групп добились своих целей, но он напоминает, что лишь недавно в южных американских штатах закончились линчевания. Еще в середине 20-го века общество спокойно смотрело на рекламу, изображавшую, как муж, перегнув свою жену через колено, шлепает ее за то, что она не купила нужный сорт кофе. Пинкер признается, что будучи молодым ассистентом в лаборатории, изучавшей поведение животных, он по научному заданию мучал крыс до смерти (о чем он отзывается в книге, как о «худшем, что я когда-либо сделал»). Однако еще в 1975 году такие «научные исследования» были широко распространены.

Что же является причиной этих позитивных изменений в человеческом поведении? Этот вопрос является особенно сложным для автора, который в своих предыдущих книгах активно защищал теорию разума человека, как «чистой доски», на которой культура и образование создают содержание нашего сознания и поведения – хорошего или плохого. Пинкер недолго рассуждает о возможной роли генетической эволюции человека в тенденциях спада насилия – но тут же отвергает эту роль. В смысле человеческой генетики слишком мало перемен могло произойти в нашей ДНК, чтобы попытаться всерьез объяснить эти серьезные перемены в человеческом поведении за последние века. Таким образом, разве Пинкер не доказывает, что человеческая природа является скорее продуктом нашей культуры, нежели нашей биологии? В своих предыдущих книгах «Как работает сознание», «Чистая доска», «Суть наших мыслей» Пинкер доказывал, что эволюция в основном сформировала наш мозг, а значит и наши познавательные и эмоциональные возможности. Этот процесс дал нам способность к насилию – создал наших «внутренних демонов», а также «ангелов» - которые заставляют нас быть миролюбивыми и общительными. Согласно Пинкеру, наша материальная среда вместе с культурным воздействием определяет, кого мы слушаемся: «демонов» или «ангелов».

Существуют и другие обстоятельства, которые развивались параллельно со спадом насилия, но здесь очень сложно определить причинно-следственные отношения. Например, причиной или следствием спада насилия являются более сильное правительство, большее богатство нации, здоровье, образование, торговля, положение женщин? Если это выяснить, то можно использовать это знание для того, чтобы сохранить и продлить существующий мир. В двух главах, посвященных человеческой психологии, Пинкер подробнейшим образом пытается выяснить, что же ограничивает в нас наших демонов и высвобождает наших ангелов. Финальная глава посвящена выводам из проделанного автором гигантского труда.

Часто выводы автора не совсем ожидаемы. Да, действительно, государственная монополия на применение насилия важна, а распространение торговли создает стимулы для кооперации и предотвращает насильственные конфликты. Пинкер утверждает, что равноправие женщин имеет умиротворяющий эффект на состояние общества. Он доказывает, что наш мир был бы более спокойным, если бы им управляли женщины. Но он также верит, что изобретение печатного пресса и развитие космополитической «Республики Слов» в 17-18 веках способствовало распространению идей, которые привели к эволюции гуманизма. Воздействие усилилось в 19-ом веке с публикацией таких популярных художественных произведений, как «Хижина дяди Тома» и «Оливер Твист», с помощью которых авторы ставили читателя в положение страдающего человека. Это расширило сферу сострадания и моральной заботы более зажиточных граждан, которые умели читать и могли себе позволить покупать книги.

Для читателей, знакомых с теорией эволюционной психологии, возможно, поразительным будет один из «ангелов» Пинкера – разум. Эволюционные психологи обычно преуменьшают роль разума в человеческом поведении. Пинкер оспаривает это утверждение. Он использует метафору из моей книги 1981 года «Расширяющийся круг». В этой книге я писал, что разум может перенести нас в места, которые мы вряд ли можем иначе достигнуть. Существует своеобразный «лифт разума», который может поднять нас на такую высоту, с которой мы можем увидеть, что наши собственные интересы похожи на, а с точки зрения вселенной ничуть не более значимы чем, интересы других. Пинкер цитирует эти слова, а затем развивает мою мысль гораздо глубже, чем это сделал я.

Утверждение Пинкера, что разум это важный фактор в развитии тенденций, которые он описывает, частично покоится на том, что мы называем «эффектом Флинна». Этот удивительный эффект был впервые описан философом Джеймсом Флинном, когда он заметил, что с тех пор, как были созданы тесты на IQ, устанавливающие уровень (коэффициент) интеллекта тестируемого, средний уровень IQ постоянно повышался. Средний коэффициент по определению равняется 100 (хотя чтобы достичь этого результата карты теста должны быть стандартизированы). Если бы средний подросток сегодня мог попасть в 1910 год и там пройти тест на интеллект, то он бы с легкостью набрал довольно занчительный результат 130, что было бы лучше, чем у 98% тестируемых в те времена. Сложно отнести этот интеллектуальный рост на счет улучшенного образования, потому что IQ тест основан не на фактических знаниях, владении словарем или математических способностях, а на силе абстрактного мышления. Существует теория, утверждающая, что средний коэффициент интеллекта возрос благодаря тому, что современная реальность более богата на символы. Сам Флинн считает, что на этот рост повлияло распространение научного способа мышления.

Пинкер доказывает, что эта повышенная сила разума дает нам возможность оторваться от нашей непосредственной жизни и ограниченной перспективы, чтобы оформить наши мысли в более абстрактном и универсальном виде. Это, в свою очередь, ведет к более высокой морали, составляющей частью которой является отказ от насилия. Именно подобного рода мыслительная способность развилась в 20-ом веке. Пинкер, таким образом, утверждает, что в 20-ом веке произошел «моральный эффект Флинна», поднявший нас, как на лифте, от импульсов, ведущих к насилию, на высоту абстрактного разума и более широкой моральной ответственности. Именно возможность взглянуть с этой высоты стоит за самым долгим миром и правовой революцией. Автор сопровождает это утверждение большим количеством данных, в том числе таким любопытным фактом: с 1946 года наблюдается твердая обратная зависимость между коэффициентом интеллекта американских президентов и количеством американских воинов, погибших на полях сражений, в которые была вовлечена Америка: чем умнее был президент, тем меньше гибло его людей в войнах.

Пинкер также утверждает, что разум, не отрицая насилие в принципе, отводит ему роль необходимую для улучшения социального обеспечения. Это проявляется, например, в реформах уголовной системы, когда более жестокие ранние формы наказания меняются менее жестокими современными формами. Разум ведет нас к этому. Мы предпочитаем жизнь смерти, счастье страданию, и мы понимаем, что мы живем в мире, где другие могут существенно повлиять на то, будем ли мы жить более или менее счастливо. Таким образом, мы хотим сообщить другим, чтобы они не обижали нас. Сообщая это мы как бы обещаем, что сами не будем обижать окружающих. (Здесь Пинкер цитирует философа 18-го века Вильяма Годвина, который риторически спрашивал: «Что за колдовство такое содержится в местоимении «мое», которое позволяет нам оправдывать свое несогласие с независимым правильным решением?») Человеческая мораль происходит из «золотого правила», имеющегося во многих мировых религиях: относиться к другим так, как хочется, чтобы относились к тебе. «Лифт разума» описываемый Пинкером, несомненно ведет нас к этому древнему правилу. Именно подобного рода морально-ответственное мышление, по мнению Пинкера, помогло всему миру выйти из таких тяжелейших политических ситуаций, как Карибский кризис. Если бы Кеннеди и Хрущев не имели эту моральную ответственность, если бы ими руководила гордыня, идея защиты своей чести и нежелание идти на компромисс, всемирная ядерная катастрофа вполне могла стать концом нашей истории в 1960-х годах. К счастью, Хрущев и Кеннеди распознали тот капкан, в который они могли попасть, и избежали его.

«Ангелы человеческой природы: О причинах спада насилия» - чрезвычайно важная книга. Такое масштабное междисциплинарное исследование является серьезным научным достижением. Пинкер убедительно демонстрирует, что на протяжении истории мы наблюдаем драматический спад насилия. Его аргументы, объясняющие этот процесс, также достойны самого серьезного внимания. Но что он говорит о будущем? Мы сегодня гораздо лучше понимаем природу насилия, и книга Пинкера тому явное доказательство. Мы можем эффективно сохранять мир и уменьшать преступность, однако сегодня новые важные факторы воздействуют на обстановку на планете. Пинкер оптимист, но он знает, что не существует гарантий того, что имеющиеся позитивные тенденции продолжатся. К таким факторам он относит столкновение всемирной цивилизации с фундаментальным исламом, ядерный терроризм, возможную войну с Ираном, конфликты вокруг природных ресурсов. Пинкер верит, что у нас есть отличная возможность избегать конфликтов, но это не более чем возможность. Например недавно, уже после публикации книги Пинкера, в журнале «Nature» была напечатана статья, раскрывающая связь между изменениями климата и количеством войн. К сожалению эта связь имеется, и она прямая. Соломон Хсиянг и его коллеги из Колумбийского университета проанализировали данные за последние полвека и смогли доказать, что в тропических регионах, окружающих вулкан Эль Ниньо, риск гражданских конфликтов удваивается в годы активности вулкана, то есть когда средняя температура воздуха выше, чем обычно, и выпадает меньше дождя. Если мы правильно понимаем эти данные, то глобальное потепление означает, что настоящая относительно мирная эпоха имеет вдвое больше шансов закончиться войной.


После этого ничего не оставалось как взяться с помощью гугл-переводчика читать саму книгу. Гугл-переводчик это, конечно, ещё то удовольствие: "сражение интимных партнёров", "гомерическая Греция" и т.д.;-)) Но за неимением гербовой...
Tags: Раздел "ЛИТЕРАТУРА", автор - Пинкер, агрессия, конфликт, насилие
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo 2academy july 21, 2013 00:06 11
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у vchernik в устройство примитивной группы по Добровичу К сожалению, книги Добровича​* в интернете не нашёл, делаю для поста выжимку, по основанной на ней статье Дроганова " Малые социальные группы". (В поясняющих примерах, пожалуй, нет необходимости. Выделено…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments