January 3rd, 2021

Что читать?! 10 книг, способных усложнить мировоззрение. Сергей Переслегин



Если кому-то лень смотреть видео, то вот список книг из комментариев. Некоторые и правда меня заинтересовали. Надо только отметить, что Гай Аноним имеет значение только до тех пор пока не опубликован труд Александра Оноприенко. А его можно читать здесь Блог Александра Оноприенко (социогенез). Особенно главу Мировой кризис 32: две главные проблемы Цивилизации. (В этом сообществе есть специальный тэг 2 проблемы цивилизации.)

[Spoiler (click to open)]Germogen D
2 недели назад (изменено)
список с "контрабандой":
1. Библия
2. Анафема. Нил Стивенсон
3. Посольский город. Чайна Мьевиль
[Город и город.Чайна Мьевиль]
4. Град обреченный. Стругацкие
5. Конструирование языков. Александр Пиперски
6. Человек безумный. Виктор Тен
7. С точки зрения Карфагена: Финикийцы и Карфаген.Цикл «С точки зрения Карфагена».Гай Аноним
[средиземноморье в эпоху Филиппа II. Фернан Бродель]
[Загадка Прометея. Лайош Мештерхази]
[Пути истории. Дьяконов]
[После Рима. 192-430 по Рождеству. От «солдатских императоров» до Карла Великого. Книга первая. Гай Аноним]
[После Рима. 430-800 по Рождеству. От «солдатских императоров» до Карла Великого. Книга вторая Гай Аноним]
[Вокруг апокалипсиса. Миф и антимиф Средних веков. Гай Аноним]
[Игры обмена. Фернан Бродель]
8. Страна вечного лета. Ханну Райаниеми
9. Гравитация, нейтрино и Вселенная.Джон Арчибальд Уилер
[Гравитация. 3 тома. Джон Арчибальд Уилер, Ч.Мизнер, К.Торн]
10. История Древнего мира: от истоков цивилизации до падения Рима. Сьюзен Уайс Бауэр
[История Средневекового мира. От Константина до первых Крестовых походов. Сьюзен Уайс Бауэр]
[Охота на снарка. льюис кэрролл]
promo 2academy july 21, 2013 00:06 11
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у vchernik в устройство примитивной группы по Добровичу К сожалению, книги Добровича​* в интернете не нашёл, делаю для поста выжимку, по основанной на ней статье Дроганова " Малые социальные группы". (В поясняющих примерах, пожалуй, нет необходимости. Выделено…

Карфагенский «совет ста четырех» - своего рода Бильдербергский клуб античности

Гай Аноним "С точки зрения Карфагена" (из 10 книг, способных усложнить мировоззрение)

Книга прозрачно намекает на грядущую 4-ю катастрофу (чуть подробнее в комментах).

Даю "Предварение" (только перечень трёх катастроф) и "ЗАВЕРШЕНИЕ ТОМА I".

Предварение
ТРИ КАТАСТРОФЫ

[Spoiler (click to open)]1) В Европу! Первая катастрофа — природная и экологическая
Революция и революционеры
Каменный хронограф
Италия — страна телят
Этрусский вопрос, римский ответ
2) Бронзовый коллапс
3) Третья катастрофа — столкновение цивилизаций




ЗАВЕРШЕНИЕ ТОМА I

[Spoiler (click to open)]В нашу задачу не входило подробное хронологические описание финикийско-карфагенской истории со скрупулезным перечислением дат, имен или сражений. Вполне сознательно выведены за скобки многочисленные войны Нового Города на Сицилии с тиранами Гиероном, Агафоклом и другими, с ионийскими греками в Ливии, с собственными мятежными наемниками на Сардинии и так далее почти до бесконечности.

В противном случае повествование растянулось бы втрое против нынешнего и читатель начал зевать от скуки — постоянно одно и то же! Создающиеся и распадающиеся нестабильные союзы, штурмы-осады похожие друг на друга как зерна граната, не прекращающиеся распри карфагенян с греками, дрязги между самими греками и конфликты греков со всеми остальными.

Читать о повседневной рутинной жизни не интересно, пускай таковая повседневность заключается в многовековой череде битв и походов. Сражения тоже могут надоесть, особенно если таковых переизбыток.

Концепция была сформирована следующим образом: показать сначала финикиян, а затем их прямых потомков из Карфагена во взаимодействии с иными цивилизациями Древнего мира. В развитии, на которое влияли внешние и внутренние вызовы. Причем первым внутренним вызовом, приведшем в итоге к формированию «коммерческой цивилизации» стала финикийская бедность эпохи Бронзового века — отсутствие природных ресурсов и сельскохозяйственных земель вынуждают финикиян заняться сбором морских раковин, стеклоделием и ремеслом, тогда как более богатые соседи в Египте и Месопотамии строят свои общества на фундаменте продовольственного изобилия и внешней экспансии.

Но можно ли считать восточную и западную Финикию полноценной цивилизацией, подобной, к примеру, Египту? Мы ведь знаем, что начиналось все с нескольких городов на побережье Леванта с мизерным населением и отсутствием любых исторических перспектив. Причем население с течением веков если и увеличивалось, то очень ненамного — размещать негде, площади слишком ограничены...

Основные цивилизационные «маркеры» — письменность, единая религия, язык, культура городов, развитое производство, — в Финикии присутствуют. Но прежде всего мы наблюдаем преемственность, как ведущий признак развивающейся цивилизации. Западные финикийцы, покинув метрополию и переселившись на отдаленные берега, на протяжении столетий сохраняли свою идентичность, не растворяясь в безбрежном океане окружавших народов. Изменив структуру государства и подход к внешней политике, Карфаген унаследовал от древнего Тира то, что делало финикийцев финикийцами — божеств праотцов, письменную традицию, почти не менявшийся со временем диалект, урбанистическую основу общества.

Другое дело, что в отличие от Эллады, пунийцы не стремились делиться своим культурно-цивилизационным наследием с покоренными и соседствующими племенами. Они не пожелали «карфагенизировать» Ливию, Иберию или западную Африку по своему образцу. То есть превратить (насильно или по доброй воле) всех прочих в условных «карфагенян».

Греки умудрились за минимальный срок эллинизировать даже суровых римлян, пускай и встречая сопротивление ретроградов наподобие Катона, убежденных, что «греческая зараза» погубит Рим.

Причина нежелания Карфагена стать цивилизующим центром, как кажется, состоит в «коммерческой составляющей» западно-финикийского общества, из которой проистекали закрытость и элитарность. Любой инородец, не-финикиянин, это прежде всего экономический конкурент — научи грека или иберийца пунийскому наречию, допусти его «в свой круг», и завтра он приведет десять других. А те приведут еще по десять.

Недаром карфагенский «совет ста четырех» по Аристотелю был замкнутой организацией избранных, эксклюзивным сообществом крупнейших коммерсантов. Своего рода Бильдербергский клуб античности, отбор в который производился не только по признаку личного богатства и влияния, но прежде всего по этнической и религиозной составляющей. Только карфагеняне, в крайнем случае тирийцы.

При этом Карфаген как государство оставался космополитично-открытым с невероятно благоприятными условиями для ведения частного бизнеса, если, конечно, предпринимательство остро не противоречило политическим и военным интересам Нового Города.

«Там каждому дают возможность стать богатым!» — непритворно восхищается Аристотель. В Карфагене не душат запредельными налогами. Не конфискуют собственность при смене власти. Управленческая бюрократия пусть и коррумпирована (как везде), но эффективна. Отсутствует мобилизационное бремя — армия наемная, следовательно ремесленника, квалифицированного рабочего на верфях или фермера не призовут под знамена, если наступит грозный час. Средний класс может быть спокоен: его интересы соблюдаются.

Карфаген в период расцвета действительно до смешного напоминал США 1865-1929 годов — страна, где любой человек, обладающий умом, деловой хваткой и стартовым капиталом способен получить то, что он заслуживает. «Коммерческая цивилизация» приветствовала частную инициативу. Но разница со «старой доброй Америкой» все-таки была существенна — неравноправие по признаку гражданства, вероисповедания и крови.

Пробиться на самый верх, в суперэлиту, после отстранения от диктаторской власти клана Магонидов стало невозможно. Средний, и даже высокий уровень доходов, мог подразумевать лишь участие в народном собрании — органе совещательном. Важные дела решались за толстыми стенами храмов и дворцов на холме Бирса немногими избранными.

«Избранность» элиты финикийского происхождения подразумевала «избранность» карфагенского среднего класса — тех самых работяг из бесчисленных мастерских, общинных «колхозов», крупных ремесленных предприятий, профессиональных моряков, строителей и чиновников. Мы, финикияне — не какие-то там варвары-ливийцы, греки или испанцы! А значит, незачем допускать чужаков слишком близко. Строить наши храмы на их землях? Прекрасно, пусть знают насколько грозны и суровы наши боги. Но целенаправленно обучать варваров письму, передавать им технологии, вводить в свою семью?

Нет, исключено.

В это же самое время фокейцы из Массилии изумляли диких галлов образцами греческого искусства и ремесла, передавали свое наречие и втолковывали варварам — будьте как мы! Станьте цивилизованными! То же самое происходило и в Италии. Патриархальный Рим начинал присматриваться к изумительным греческим статуям и поражающей воображение архитектуре, потихоньку учить греческий язык, осваивать алфавит (полученный греками от финикийцев, но радикально усовершенствованный гласными буквами) и сперва осторожно, а впоследствии с невероятной стремительностью перенимать культуру Классической Греции.

Финикия и Карфаген не захотели стать цивилизаторским фактором ни в Африке, ни в Европе. Не видели необходимости передавать свои знания другим народам — знали, что через два поколения, варвары будут знать и уметь все то же самое, а значит...

Значит, появится потенциальный конкурент.


* * *


Как и было сказано выше, мы нисколько не претендуем на полноту и всеобъемлющий охват информации об истории Финикии и Карфагена. В нашу задачу входило дать читателю общее представление о происходившем в те беспокойные времена. Указать на основных игроков, склонившихся над огромной шахматной доской Древнего мира, и вызвать у каждого читающего эти строки интерес к постижению тайн, интриг и удивительных странностей, сопровождавших строительство и крушение восхитительных и ужасающих зданий древних империй.

Как постоянно повторяет выдающийся польский писатель нашего времени Анджей Сапковский, нет ничего интереснее, чем самостоятельно копаться в исторической литературе, находить для себя новое, необычное и отчасти фантастическое. А потому чуть ниже дан немаленький список книг (многие можно найти в Интернете в свободном доступе), для того, чтобы любой заинтересовавшийся нашей темой мог бы сам, без посторонней помощи, отыскать ответы на вопросы, которые мы проигнорировали, о которых позабыли и умолчали...

Наша задача была проста: пробудить в вас любопытство. А дальше – сами. Самообразование творит чудеса, поверьте на слово старине Гаю Анониму!

Если хоть один из читателей, чей взгляд остановился на этой строке, когда-нибудь в будущем закопается с головой в пыльные библиотечные свитки, сопоставит доселе необъясненные факты, сделает свои выводы и в итоге напишет свою книгу о царстве Элам (ну например!), мы будем считать свою задачу выполненной.


* * *


На этом мы завершаем первый том работы, содержание которой хотелось донести до читателя с точки зрения Финикии и Карфагена и никак иначе. Без предвзятого, агрессивного и недоброжелательного отношения к финикийскому миру, присущего греко-римской традиции.

Финикияне никак не были святыми подвижниками. Алчные, упрямые, дерзкие до наглости, сребролюбивые и эгоистичные. Но при этом невероятно настойчивые, способные мгновенно приспособиться к любым неблагоприятным условиям, очень умные, изобретательные, любознательные и деловитые. Они стойко пережили столкновения с ассирийской, вавилонской и персидской цивилизациями, сломавшись лишь под напором вихря, порожденного Элладой.

О том, как эллинско-римская цивилизация безжалостно уничтожила Карфаген в грандиозном столкновении двух культурных миров, мы расскажем во втором томе.

Gaius Anonimus,

23 ноября 2017 по Р.Х.


Краткая хронология финикийско-карфагенского мира с IV по I тысячелетия.

Список использованной литературы