vchernik (vchernik) wrote in 2academy,
vchernik
vchernik
2academy

Categories:

Основания Истории-5

Оригинал взят у oohoo в Основания Истории-5

9. В осаде

Чтобы соблюсти параллели, мы должны выяснить, можно ли считать дальнейшее повествование – вторую и третью книги Трилогии таким же предсказанием на окончание ХХ века и далее, как второй и третий десяток глав булгаковского Романа. Понятно, что в отличие от Булгакова, глубоко погруженного в воландовские «планы», Азимов мог быть знаком с «планом Селдона» для Америки лишь в самых общих чертах. Да и писал он вторую книгу очень быстро, не слишком мучаясь подробностями. Но нам будет доста­точно даже схематического совпадения очередного «селдоновского кризиса» с обсто­я­тельствами реальной истории ХХ века.

В фантастической реальности Азимова описание пятого кризиса занимает первую часть второй книги. Общая схема развития кризиса заключается в том, что Академия, освоив методом «кнута и пряника» доступное периферийное пространство выходит на границы все еще существующей и тоже хорошо вооруженной Империи, но уклоняется от прямого столкновения с нею. Возникает ситуация, известная нам из реальной истории как «холодная война», воспринимаемая обеими сторонами как растущая угроза и влекущая гонку вооружений, позиционные маневры и отдельные военные столкновения на отдельных периферийных участках.

В реальной истории ХХ века очередной глобальный кризис, сравнимый по масштабам и значению последствий с первой мировой войной также связан с эскалацией гонки вооружений, локальными карибским кризисом и вьетнамской войной и глоабльным противостоянием в космосе. То есть значительная часть фантастического антуража, придуманного Азимовым, реально воплощается в жизнь, хотя и не в масштабах Галактики, но все же и лунная гонка на рубеже 1960-70-х выглядит бесконечно высоким достижением по меркам 1952 года.

Какие еще есть совпадения фантастики с реальностью?

Америка впервые за все время своего существования почувствовала себя «окруженной», не только со стороны советских баз на Кубе и атомных ракетоносцев вблизи побережья двух океанов. Почти так же как у Азимова, стратегия окружения со стороны «империи зла» развертывается в трех измерениях – и из космоса тоже. Вот интересно, читал Рейган Азимова? Но его советники, написавшие сценарий «звездных войн» точно читали.

У Азимова на линии соприкосновения со сферой влияния Академии у «империи зла» действуют сателлиты, которые когда-то были средоточием цивилизации, а теперь после опустошительных войн играют роль форпостов. И точно как у Азимова послушная «империи зла» элита Восточной Европы мечтает сыграть роль «пятой колонны», хотя и не имеет сил для этого.

Важным элементом стратегии «империи добра» в этих условиях оказывается засылка к противнику «торговцев», изображающих свою готовность пойти навстречу любым желаниям. Помнится, как раз на рубеже 1970-х в Советский Союз зачастили две подобных «торговых» миссии – одна непосредственно из-за океана во главе с Армандом Хаммером, а вторая – европейская, через посредство той самой обессилевшей социал-демократической элиты. Так что описанные у Азимова два субъекта – торговец и бывший патриций, осуществлявшие подкуп имперских чиновников под неусыпным надзором имперских спецслужб, находят свое отражение в исторической реальности.

И точно так же, как в книге 1952 года, в исторической реальности 1970-х главным фактором преодоления очередного кризиса является внутренняя неготовность элиты «империи зла» к настоящей войне, что означало бы уступку политического первенства военным. Налицо совпадение интересов олигархической элиты «империи зла» с такой же олигархической элиты «империи добра».

В этой констатации зеркальности ситуации, в которой обе «империи» окружают друг друга базами, обе увлечены гонкой вооружения до перенапряжения ресурсов, обе ведут локальные войны, шпионят, травят противников, организуют перевороты и подавляют инакомыслие – единственное отличие объективного взгляда от переданного Азимовым мироощущения элиты «империи добра».

Ощущение американской элиты и общественного мнения – оно именно такое, слегка шизофреничное, как и у британской элиты столетием раньше. Расколотое сознание британской элиты – здесь помню, здесь не помню, хорошее в себе превозношу, плохое – не вижу – неплохо отражено в знаменитой истории про доктора Джекила и мистера Хайда. В американской версии – эта же история пересказана шершавым языком кино Алана Паркера «Сердце Ангела».

В этом расколотом сознании, подлинном оруэлловском двоемыслии – сущест­вен­ное отличие мироощущения «империи добра» от мироощущения «империи зла». Элита, интеллектуальная и даже политическая «империи зла» цинично осознает себя носителем зла. Интеллигентская часть элиты, привыкшая к плоским и даже одномерным проекциям, уподобляется при этом картезианской элите «империи добра». И тоже считает свою страну воплощением сил зла. Но слава Богу были и есть интеллектуалы, различающие свет и тени. Такие как доктор В.Турчин, сыгравший свою роль в сложной политической игре двух имперских элит на рубеже 1970-х. Игре, которая привела к поражению ставки на дальнейшую милитаризацию, и к победе олигархических сил в обеих сверхдержавах.

Так что прогноз событий, имевший место в первой части второй книги Трилогии, в общих чертах действительно осуществился во время «пятого кризиса» на рубеже 1960-70 годов. А вот шестой кризис капитализма начала 1990-х американской элитой даже и не воспринимался как кризис, наоборот – как триумф и «конец истории», полная и окончательная победа «Первого Основания» над разложившейся олигархией «империи зла». И поскольку Трилогия Азимова точно отражает мироощущение американской элиты, то весь «шестой кризис» укладывается в короткую концовку второй книги, буквально в пару абзацев. Точнее даже главное и не упомянуто, а подразумевается, и подтверждается небольшой отсылкой к прошлому уже при описании «седьмого кризиса».

Так что весь «шестой кризис» в Трилогии оказался спрятанным в фигуру умол­чания между первой и второй частями второй книги. Однако, значение этого «шестого кризиса» для фантастической Академии, как и для исторической Америки ничуть не меньше, чем победа северян в Гражданской войне 130 лет раньше. Только с обратным знаком.

В реальной истории советская олигархия в декабре 1988 на Мальте сдалась на милость победителя, уполномочившего для оприходования символов власти комиссию из бывших «диссидентов». Казалось бы, солнце свободы должно воссиять над всем миром? Но вот незадача, в самой Америке олигархия «империи добра» не только не подвинулась, но и начала сажать в тюрьму своих диссидентов, которые внесли вклад в эту победу над «красным Драконом». Кажется, Линдон Ларуш именно в 1988-м сел за решетку. И это событие вполне подходит как символ инаугурации Дракона в красно-белую полосочку.

Но что характерно, как и в американском медиа-мэйнстриме, в азимовской Три­логии об аресте героя-диссидента Деверса сказано вскользь и много позже.


10. От фантастики к фэнтези?

Именно так воспринимается переход от первой ко второй части второй книги ази­мовской Трилогии. Когда я читал книгу в первый раз в 1992 году, я так и воспринял этот явно наблюдаемый водораздел примерно посредине всей Трилогии. Это прощание с «пла­ном Селдона» во время очередного кризиса стало разочарованием не только для героев романа, но и для читателей. Ведь нам тоже хотелось увидеть торжество позитивной науки в гуманитарной сфере. И тут такой облом.

Сама постановка вопроса о непредсказуемости на основе тео­рии Селдона фактора мутации, влияющей на развитие психики человека, выглядела как окончательный отказ от первоначальной «научной» постановки вопроса. Это сейчас, имея за спиной опыт работы с текстом булгаковского Романа, можно понять, что именно так и обстояло дело. Азимов действительно перечеркивает первоначальную картезианскую модель будущей науки. Но это не означает, что он отказывается от «фундаментальной психологии».

Если бы я был более наблюдателен в 1992 году, то мог бы уже тогда заметить, что азимовский «космический мутант» Мул очень даже перекликается с гумилевской теорией «космической мутации» как источника «пассионарности», то есть свойства психики, дающего активному меньшинству возможность влиять на пассивное меньшинство.

Поэтому подлинное значение всей этой странной «истории Мула» я смог осознать лишь сейчас, когда стало возможно сопоставить сюжет Трилогии с уже осмысленным сюжетом булгаковского Романа. При его истолковании мы тоже нашли некий содер­жательный водораздел между первой и второй частью Романа. Любопытно, что водо­раздел в Трилогии приходится на 59-ю главу, если считать все главы всех книг подряд. А всего в Трилогии 96 глав, ровно в 3 раза больше чем в Романе. Разделив 59 на 3 получим 19 и еще две трети главы. Что довольно точно совпадает с началом активного участия Маргариты в действии Романа.

Но и в сюжете Трилогии, в ее второй трети, и тоже после слов «часть II» впервые главным действующим лицом оказывается женщина по имени Байта. Это уже гораздо более важное совпадение. Но еще интереснее, что возникший по ходу сюжета треу­гольник – жена, муж и опекаемый женой жалкий маэстро, оказавшийся в итоге могущественным повелителем Вселенной, образует впечатляющую параллель с сюжетом «Мастера и Маргариты».

Кого-то из читателей могла не слишком убедить моя сказочная интерпретация отношений Маргариты с мужем как пленницы с Кощеем, а мастера и Воланда – как одно и то же лицо, но в разных ипостасях. Но у Азимова, как и положено американскому автору, вся сложная конфигурация выписана весьма конкретно, без полутонов и намеков, непонятных простой публике. Мул – действительно оказывается и самым влиятельным субъектом в мировом масштабе, но одновременно и самым слабым, достойным жалости и утешения. В одной ипостаси он «царь царей», диктующий свою волю диктаторам и вождям повстанцев. С другой стороны – он же всего лишь жалкий шут, преследуемый властями, но привечаемый за свое мастерство владения сложным инструментом, непо­сред­ственно воздействующим на эмоции и способности к интуиции людей

В Романе таким же инструментом воздействия на массы является «пятое изме­рение», созданное в епархии материалиста Коровьева. Так и здесь, фантастический мультимедийный инструмент «видеосонор» создан в материалистической Первой Ака­демии, но становится мощным инструментом в руках Мулах, обладающего каким-то интуитивным или иным фундаментальным знанием психологии людей и потому способным воздействовать на психику политиков и генералов, и влиять на общественные настроения.

Еще одна сказочная интерпретация, которая у Булгакова сделана мельком, полу­намеком – это сравнение с легендарным халифом Гарун-аль-Рашидом. У Азимова эта линия прописана четко. «Царь царей» покоренной Галактики не только маскируется под простолюдина, но благодаря своим знаниям или интуиции оказывается всегда в нужном месте в нужное время, чтобы повлиять на ситуацию в нужном ему направлении. При истолковании 22-23 глав Романа мы уже обращались к этому сюжету: «ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне» /Мф 25,35-36/.

Но можно вспомнить и другие слова:

«Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель…Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний» /Откр 1, 8-10/.

Чаще всего пафос этих слов толкуется как пребывание Иисуса в душе каждого человека о первых о последних времен, или еще как-то столь же возвышенно. Но, оказывается, можно истолковать и более приземлено и конкретно – как технологию управления, точнее влияния на ход событий без применения власти в обычном смысле этого слова.

Отношение властей и общественности к Воланду как дьяволу и к Мулу как опасному мутанту, не то недочеловеку, не то сверхчеловеку – тоже вполне совпадает. И кстати, почему «Мул»? По той же самой причине, что описана в 21 главе Романа. «Жена» вместе с «мужем» примыкает к свите Воланда, в полной готовности заменить Геллу не только возле больного колена, но и несколько выше. А Воланд вместо этого посылает героиню на Бал, то есть на новые испытания. Вот и у Азимова Мул в финале второй книги сообщает «жене», что мог бы легко заставить, принудить ее к «любви», только ему это не нужно. И разумеется, ей после этого будет спокойнее считать, что он просто импотент, «мул».

Что же получается, Азимов после десятилетней тренировки творческой интуиции тоже сумел проникнуть в те же самые глубины «плана», что и Булгаков, а потом описал этот же сюжет своими словами. Похоже на то. Только я не уверен, что «жена» та же самая. Все-таки в 19 главе Романа речь шла, как минимум, о двух девах, разумной и неразумной. А в первоисточнике – евангельской притче дев было десять, и только половина из них будет достойна брачного чертога. А для остальных «жених» покажется именно таким Мулом.

Допустим, что Азимов, как и Булгаков, повествует нам о том же самом будущем времени и тех же событиях, отраженных в глобальных масс-медиа. Но означает ли это, что он совсем ушел от предыдущей серии «кризисов»?

В книге есть некоторые косвенные признаки «пришествия Мула», которые могут намекнуть на время наступления финального, седьмого «селдоновского кризиса». Напри­мер, превращение поста главы государства в наследственный. Еще год назад в Белом Доме заседал Д.У.Буш-младший, фактически получивший власть в наследство в рамках элитного сговора о разделе власти между кланами Бушей и Клинтонов.

И кстати, у Азимова после свержения наследственного «мэра» в результате первой волны «финального кризиса» Мул не сразу захватывает Академию. Фактически от его имени правит некий «внешний образ», симулякр Мула. Но этот новый правитель тоже должен сильно отличаться от всех предыдущих.

Еще один косвенный признак «конца плана Селдона» несколько юмористичен, но все равно соответствует. У Азимова последний мэр разводит в ограде мэрии огород и копается на грядках. Весной этого года в саду Белого Дома в Вашингтоне супруга президента Обамы сама вскопала грядки и устроила небольшой огород, символический. Но только символика эта совпадает с единственным известным мне источником.


Продолжение следует


[Что ещё интересного в СО-сообществах 3-го круга:]_____________________________________________
Что ещё интересного в СО-сообществах 3-го круга:
2 Академия, Марсианский трактор, Мир Полдня, Школа Полдня, ЗОНА СИНГУЛЯРНОСТИ. +оЗадачник:

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ МЕШАЮТ ЭМПАТИИ
Для чего нам в окрестностях Земли нужна Луна и база на её поверхности?
"Как переходить от кризиса настоящего к естественному будущему"
КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ. ЧАСТЬ I. КЛАССИКА СЕМЕЙНОЙ ПЕДАГОГИКИ
Методы прогнозирования на основе ТРИЗ
Шифрование в условиях древности
Tags: Азимов, Булгаков, ПСИхоистория, автор - oohoo, анализ, историософия
Subscribe

promo 2academy july 21, 2013 00:06 11
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у vchernik в устройство примитивной группы по Добровичу К сожалению, книги Добровича​* в интернете не нашёл, делаю для поста выжимку, по основанной на ней статье Дроганова " Малые социальные группы". (В поясняющих примерах, пожалуй, нет необходимости. Выделено…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments